Регистрация
Войти

БРЯНСКАЯ СЕМЬЯ СТАЛА ПОБЕДИТЕЛЕМ ВСЕРОССИЙСКОГО КОНКУРСА «СЕМЬЯ ГОДА»

Климовский ансамбль «Раздолье» покорил Петербург

Александр Богомаз поздравил всех мам с Днем матери

Архив выпусков газеты
29 ноября 2022, 17:54
12+

ЗАГЛЯНИТЕ В БАНКУ С ПАУКАМИ!

14.11.2022, 15:46
Любой современный театр кукол должен иметь в своем репертуаре взрослый спектакль. И если актеры всегда с радостью готовы на такой эксперимент, то найти знающего особенности таких постановок режиссера, подобрать пьесу, а главное, убедить зрителя, что провести вечер в кукольном театре – это вовсе не инфантилизм, в котором стыдно признаться друзьям и коллегам, а взрослое и даже модное решение, совсем не просто. Брянский театр кукол решился на такой шаг, и сразу, не лукавя, признаюсь, этот ход оказался верным. Теперь в репертуаре есть официально «первый взрослый» (строго с цензом 16+) спектакль «Однажды в Бадахосе». Что-то подсказывает, что он еще соберет добрую россыпь фестивальных наград, но главное – хотелось бы, чтобы он окончательно изменил отношение к театру кукол как «только для детей» и стал первым в череде других взрослых постановок.

За дело взялся режиссер Алексей Смирнов (Санкт-Петербург), уже знакомый брянскому зрителю по сказке «Калиф-аист». Напомню, что он дипломант Российской национальной театральной премии «Золотая маска». На этот раз в Брянске он работал вместе с художником-постановщиком Лизой Ольшвангер (Санкт-Петербург) и композитором Андреем Заногой (Москва). Всем троим вместе с труппой Брянского театра кукол (в спектакле заняты все актёры) удалось создать крепкий, сбитый спектакль на основе фарса-«черной комедии», который на 2,5 часа (два действия и антракт) приковывает внимание зала.

В день премьеры я решил прочитать пьесу (так проще ориентироваться в происходящем и понимать некоторые акценты, чтобы потом быстрее было сделать материал), по которой готовилась постановка. Впрочем, прочитав с треть текста, это занятие пришлось прекратить. «Нет, я не должен читать, нельзя же рушить интригу, хочу следить за происходящим на сцене», – такой была первая мысль. Вторая была: «Да как такое вообще можно сыграть куклами?!» Вечером оказалось, что можно, да еще как!

Итак, автор – Хуан Хосе Алонсо Мильян. Родился в 1936 году в испанской Валенсии. Автор нескольких десятков пьес весьма самоироничен («я раскаиваюсь почти во всем, что написал» – такие строчки ему приписывают), а многие свои произведения наполнил весьма качественным и, что важно, понятным юмором.

Так обстоит дело и с пьесой «Цианистый калий... с молоком или без?», по которой поставлен спектакль «Однажды в Бадахосе». Сразу следует отметить, что решение о смене названия было правильным: названия яда в афише театра кукол могло бы отпугнуть многих потенциальных зрителей, а вот что-то загадочно-испанское, наоборот, интригует. Впрочем, события, разворачивающиеся в пьесе, испанские скорее лишь благодаря происхождению автора. Точно такой же сюжет мог развернуться и в каком-нибудь захудалом английском графстве, и в обветшалом доме, затерявшемся в русской провинции… Типажи, собравшиеся «в гостиной провинциального дома, где проживает семейство, принадлежащее к среднему классу», встречаются в любой географической точке. Впрочем, в Брянске режиссер за эту «испанскость», наоборот, зацепился, усилил ее, а зрители получили лишний повод прийти на спектакль, чтобы «посмотреть на Испанию».

По мнению критиков, сильной стороной комедий Алонсо Мильяна является диалог. Речь его героев жива, незамысловата, а благодаря неожиданным репликам-ответам, весьма комична. В диалогах много банальности, языковых клише, но, вплетенные в действо, они играют совершенно по-особому. Вообще речевое мастерство автора в подборе слов и выстраивании конструкций захватывает зрителя. Чувствуется это уже с самого начала произведения – описания героев. Например, «Лаура – дочь доньи Аделы, старая дева с самого рождения. Сейчас ей сорок лет, но многие утверждают, что восемнадцати ей не было никогда». Или «Леди Агата – в действии не участвует, упомянута исключительно для украшения программки».

Потрясающе саркастичный язык автора, который иногда как бы издевается над зрителем-читателем, цепляет уже с первых строк текста. Оттого при чтении было заранее грустно, что, как это обычно бывает при постановке, характеристики героев окажутся за рамками действа на сцене, и столь яркий кусок окажется потерянным для зрителей. Но нет, режиссер тоже решил «попотчевать» зрителя перед основным действом спектакля такой подводкой и нашел очень эффектный и уместный ход. Спектакль «завернут» в идею кабаре. В начале представления зритель заглядывает в гримерку, знакомится с героями, попутно слушая ведущего. Здесь сразу звучит предупреждение о возможном обмане. И да, обманывать на протяжении всего действа будут все и всех…

Секреты, интриги, детективная линия, «скелеты в шкафу» – всего этого полно в пьесе. Есть ли здесь хоть один положительный персонаж? Ответ пусть даст себе каждый, кто посмотрит спектакль. Но вот то, что действо разворачивается в «банке с пауками», сомнений не вызывает.

Умирающий 92-летний старик. Женщина в каталке и дочка (упомянутая Лаура), желающие «ускорить процесс» с помощью кофе с цианидом. Племянница-дурочка и ее муж-громила, с которым ей запрещено видеться. Посетительницы-сплетницы. Детектив-самоучка, охотящийся на маньяка. Приезжающий молодой родственник со своей «невестой»… и у каждого своя тайна, свои мотивы, и далеко не самые честные... И все эти персонажи на сутки в Ночь всех святых оказываются в одном помещении.

Отдельного упоминания заслуживают декорации, в которых разворачиваются события. Художнику удалось построить очень сложное многоуровневое пространство: здесь и лестницы, и двери, и комнаты, в которых действуют герои. Подобный антураж не часто создают для «живых» спектаклей, не говоря уже о кукольном. Просто представьте, что куклы проходят через двери, иногда даже громко ими в сердцах хлопнув! Напряженное, настраивающее на что-то опасное, настроение в доме передается с помощью различных канатов, тросов, нитей, коконов, которые обвивают комнаты дома.

– Мы с художником решили, что это такой дом – паучье гнездо, где везде натянуты этакие нити, и стоит что-то задеть – начинается цепная реакция, – поделился режиссер своим замыслом с журналистами.

При этом, несмотря на обилие элементов, декорации совершенно не создают эффект перегруженности, не давят на сцену, не ограничивают пространство для действия кукол. Напротив, они дают возможность для интересных режиссерских ходов. Вот неловкое слово персонажа, и дернутый канат вибрирует напряженной стеной. Вот герои предаются воспоминаниям, и висящие коконы собираются в призраки прошлого, чтобы потом снова распасться и замереть в уголках памяти…

И все же главное в кукольном спектакле – куклы. Здесь следует отметить потрясающую работу художника в тандеме с цехами театра. Харáктерные, гротескные, чем-то даже пугающие образы героев считываются с первого взгляда. Длинная и безэмоциональная, как статуя, Лаура, «провинциальный Шерлок Холмс» Марсиаль, облаченный в клетчато-оранжевый пиджак, обладательница ассиметричного лица крохотная на фоне других кукол «дурочка» Хустина и гротескно-крупный (в ширину больше, чем в высоту) ее супруг Льермо-бесплодный совершенно бандитского вида… Каждый из этих персонажей по-своему отталкивает и притягивает одновременно. Есть расхожее выражение: «так тут душа на лицо вылезла» – и в спектакле это именно так.

Куклы не маленькие. Даже с задних рядов зрительного зала их видно хорошо. При этом художник позаботилась о ярких испанских нарядах и атрибутах, что придает образам дополнительный шарм. Труппа Брянского театра кукол в управлении ими демонстрирует потрясающее мастерство и слаженность. А ведь есть сцены, в которых задействовано разом по пять персонажей. Не говоря уже о том, что управление каждой подобной куклой – процесс не из легких.

– Координация троих человек, управляющих куклой, – это уникальный опыт. Много времени ушло на синхронизацию, на оживление, чтобы не было так, что ноги куклы живут отдельно, а голова действует по-своему. Фактически месяц мы над этим работали, – признался позже журналистам режиссер.

Впрочем, уже будучи знакомым с брянскими артистами, зная их потенциал, он был уверен, что все сложится.

Еще немаловажная деталь, что чисто физически для актеров-кукольников это непростой спектакль. Он идет около 2,5 часов (это не детская сказочка в 45 минут), и за это время иногда нужно поучаствовать в игре нескольких персонажей. Плюс много разных сложных в исполнении элементов, с которыми актеры справляются отлично. У каждого персонажа не только свой голос, но и манера движения, походка, поза рук, – и все это смотрится потрясающе органично.

Брянские артисты признаются, что хоть этот опыт и непростой, но долгожданный, и они довольны возможностью раскрыться во взрослом спектакле:

– Внутри этой «жути» чувствую себя очень комфортно. Испытываю радость и удовлетворение от получившегося спектакля. Вот наконец-то настоящий профессиональный спектакль для взрослых поставлен на нашей сцене, очень приятно работать, – делится своими эмоциями заслуженная артистка РФ Елена Сафронова.

Сильная составляющая спектакля – музыкальное сопровождение. Здесь очень точно расставлены звуковые акценты, которые усиливают воздействие происходящего на сцене.

Раскрывать тайны действа нет никакой надобности – спектакль, основанный на интригах и поразительных кульбитах сюжета, надо видеть. А еще слышать – тонкий «черный юмор» сквозит в диалогах, а артисты интонационно очень хорошо его подчеркивают. Зал не раз взрывался смехом.

События на протяжении двух действий разворачиваются стремительно. А развязка оказывается одновременно и неожиданной, и логически единственно возможной. А чтобы узнать, какой – следует выделить один вечер на посещение Брянского театра кукол. Теперь там взрослым есть что посмотреть и без детей.

В завершение отмечу, несмотря на то, что спектакль «Однажды в Бадахосе» – это смесь фарса, детектива, мистических ноток, бесконечных тайн и интриг, он оставляет после себя очень положительные, приятные эмоции, а также желание рассказать о нем друзьям, чтобы они тоже заглянули в  эту «банку с пауками».

 

Фото: Брянский театр кукол.

Комментарии (0)