Регистрация
Войти

Стародубские студенты встретились с участником спецоперации на Украине

Руководители региона приняли участие в торжествах в честь Дня пограничника

На брянщине пенсионерам с 1 июня будут увеличен прожиточный минимум и пенсии

Архив выпусков газеты
29 мая 2022, 11:13
12+

ДОНБАССКИЙ ПЕРВОПРОХОДЕЦ

17.03.2022, 11:58
Брянщину и Донбасс связывает много общего. Еще один для многих неожиданный факт - именно уроженцы Брянщины стали одними из первых разведчиков и организаторов угледобычи в степном краю.

Огромную роль в этом сыграл брянский помещик Никита Борисович Вепрейский.
Род дворян Вепрейских был одним из древнейших в Брянском уезде. Первые известия о них относятся к 1584 году. Михайла Вепрейский участвовал в 1605 году в обороне Новгород-Северского от отрядов Лжедмитрия I. В начале XVII века Никита и его племянник Любим Федоров сын Вепрейский владели второй частью села Овстуг. После свержения царя Василия Шуйского московское правительство из семи бояр отправило под Смоленск, осажденный войсками польского короля Сигизмунда, посольство с предложением шапки Мономаха королевичу Владиславу. Вслед за посольством ринулись к Си- гизмунду и многие русские помещики с просьбой подтвердить их владения. Вепрейских среди них не было. Этим воспользовался соседний беспоместный брянчанин Иван Коломнин. Он заявил, что Вепрейские погибли, и получил на их долю - жеребей села Овстуг - жалованную грамоту. Однако Вепрейские выжили в эти страшные для России годы. В писцовой книге Брянского уезда 1626 года среди владельцев Овстуга записаны Дмитрий Никитин и Любим Федоров дети Вепрейские.

Брянские помещики после Смутного времени были весьма бедны. Хорошо, если у них было два-три двора крестьян. По переписной книге 1646 года у Дмитрия Вепрейского было 15 человек крестьян и бобылей в Овстуге.

Приблизительно такие же были у него владения и в соседнем селе Новосёлки. После смерти Дмитрия Вепрейского его небогатые владения были поделены между тремя сыновьями: Борисом, Герасимом и Дмитрием. Борис по переписной книге 1677 года имел 19 крестьян и бобылей в д. Городище и 7 крестьян в Новосёлках. Так бы прожить было можно, но в царствование Алексея Михайловича шли частые войны и нужно было выступать на государеву службу. Во время походов выдавалось денежное жалованье, но на него нужно приобрести военное снаряжение: коня, ружье, пару пистолей, саблю, да еще и привести одного или несколько вооруженных людей. Так, Патрикей Любимов сын Вепрейский в 1677 году участвовал с брянским полком в Чигиринском походе против турок.

Приблизительно в 1670-е годы у Бориса Вепрейского родился сын Никита. Скорее всего, местом его рождения было село Новосёлки, где был господский двор. Как и все дворянские отпрыски, по достижении 14 лет Никита был зачислен на смотре новиком в государеву службу. Его многочисленные овстугские родственники служили при Петре I в драгунах или смоленском гарнизоне в чинах сержантов, некоторые дослуживались до прапорщиков. Нес государеву службу и Никита Борисович, но он не забывал о своих владениях и использовал любую возможность, чтобы увеличить их, как делали в то время многие помещики. Имя Никиты Вепрейского часто встречается в отказных книгах по Брянскому уезду, в которых фиксировались земельные сделки.

Больше всего способствовала увеличению его владений женитьба на дочери помещика Елисея Толбузина Анисье, которая принесла в приданое владения в селах Бойтичи, Новосёлки и Быковичи.

Никита Борисович обустраивает свои новые владения. Большое внимание уделяет он селу Березовичи. Там на протяжении всего XVII века была деревянная церковь Дмитрия Солунского. В 1793 году церковь была перестроена, а в 1835-м под нее подведен каменный фундамент.
Служба Никиты Вепрейского была нелегкой. Его назначили ландратом г. Бахмута (сейчас это г. Артем ЛНР). Город Бахмут был далеко не спокойным местом. В 1707-1708 годы царские войска усмиряли отряды булавинцев. С юга постоянно нападали крымские татары и каждый год «превосходили прежние в варварстве и бесчеловечности». Вываркой соли занимались приписанные к этому делу царским указом люди. В 1719 году в Бахмуте вспыхнула чума, и население ударилось в бега. Казна решила отдать его на откуп частным лицам.

Откупщики нашлись на месте. Первым был Семен Чирков, капитан, возглавлявший Бахмутский сторожевой батальон. В компанию к нему вошел ландтрат Никита Вепрейский, представлявший в Бахмутской округе гражданскую власть. Через два года соляной промысел восстановился. Доходы от соли составляли в это время до 60 тыс. руб. серебром в год.

Однако для выварки больших объемов соли требовалось много топлива, а лесов на юге было мало. Вепрейский и Чирков слышали про залежи каменного угля и активно занялись его поисками. Впервые месторождение каменного угля в Донбассе они открыли в 1721 году в балке Скелеватой (Скелевой), в 25 верстах от Бахмута.

О своей находке Вепрейский и Чирков донесли своему ведомству — Камор-коллегии, которая занималась государственными доходами, казенными подрядами и откупами... Туда же они отправили и образцы найденного каменного угля в бочонке и в двух бочонках пробы руды. Получив из Бахмута эту необычную посылку, в Ка- мор-коллегии были озадачены: что с ней делать? Специалистов- рудознатцев здесь не было. Они знали, что этими проблемами занимается Берг-коллегия, центральный орган страны по руководству горнорудной промышленностью. Туда они и переправили каменный уголь и руды. Этот важный в истории Донбасса факт был зафиксирован в журнале Берг-коллегии.

Солевары не стали ждать особых указаний сверху. Вепрейский и Чирков организовали в балке Скелеватой добычу каменного угля, который доставляли в Бахмутские казенные кузницы, где почти круглосуточно пылали горны, громко стучали молоты кузнецов.

Разрабатываемый в балке Скелеватой пласт был крутого падения и затапливался подпочвенными водами. Вепрейский и Чирков не удовлетворились открытием этого месторождения. Они продолжали дальнейший поиск залежей угля и руд. Тогда в этих местах, как и в районе балки Скелеватой, не было поселений. Продвигаясь вниз по Беленькой, Вепрейский и Чирков обнаружили выход на поверхность каменноугольного пласта. Это было второе открытое ими месторождение.

Под их руководством более 200 человек начинают добывать уголь и широко использовать его в качестве топлива в кузнечном деле и солеварении. Никита Вепрейский вел себя настолько независимо, что даже выгнал царских переписчиков, готовивших списки для подушной подати. Соляной откуп позволил Вепрейскому сколотить неплохое состояние. На эти деньги он усиленно округлял владения в Брянском уезде.

Опыт Вепрейского по добыче каменного угля распространился и по другим местам России. Неизвестно, когда покинул Никита Борисович Бахмут, но благодаря новому в Российском государстве промыслу - добыче каменного угля - он оставил по себе память как основатель Донбасса. В 1735 году после начала Русско-турецкой войны соляные промыслы и добыча «земельного уголья» временно приходят в упадок, но тем не менее продолжаются до XIX века. Можно сказать, что Никита Вепрейский опередил свое время. Однако его опыт промышленного использования каменного угля был использован уже в XIX.

Умер Никита Борисович у себя на родине и был похоронен у Дмитриевской церкви в с. Березовичи. Каменная плита на его могиле сохранялась еще в 1912 году, но даты его смерти на ней не стояло. Церковь простояла до 1943 года, когда в нее попал немецкий артиллерийский снаряд и она сгорела. Местные жители начали выламывать кирпичи из фундаментов, были разбиты и каменные надгробия, находившиеся возле церкви. Куски использовали в качестве «гнета в бочках с капустой и огурцами». О расположении церкви напоминают только рвы от фундамента.

После смерти Никиты Борисовича все его владения в Брянском уезде наследовал его единственный сын Иван, женившийся на Анне Зиновьевой.

Последним известным по документам потомком Никиты Вепрейского на Брянщине был его внук, секунд-майор Сергей Иванович. 18 марта 1779 года он продает своей соседке, овстугской помещице Пелагее Денисовне Тютчевой, бабушке поэта Ф.И. Тютчева, «недвижимое свое имение». Также были проданы Пелагее Денисовне 354 души крепостных крестьян с женами и детьми, братьями, племянниками, внучатами, зятьями, приемышами и беглыми. Только 16 дворовых людей было оставлено в московском доме Сергея Вепрейского.

За все это имение Пелагея Денисовна заплатила Вепрейскому огромную по тем временам сумму - 50 тысяч рублей серебром. В случае, если из числа проданных душ кого-либо не обнаружится, то Вепрейский обязывался заплатить неустойку в 80 руб. за каждую душу. Такова была цена чело - века в XVIII веке. Таким образом, судя по этой купчей, внук Никиты Вепрейского распростился со своим брянским имением и обосновался в Москве. Мужская линия прямых потомков Никиты Вепрейского пресеклась.

Потомки двоюродных братьев Никиты Борисовича, Василия Герасимовича, Ефима и Александра Михайловичей владели землями в селах Овстуге, Новосёлки, Жабове, Быковичах и в д. Мякишевой Трубчевского уезда. К отмене крепостного права из всех Вепрейских сохранил свои владения только Николай Васильевич, который от своего дяди, генерал-майора Федора Астафьевича Бухмейера получил 365 душ крестьян в с. Теменичи, Бакшееве и сельце Прусы. Благодаря дядюшке Николай Васильевич пошел по артиллерийской части, был подполковником, инспектором оружейных заводов. Был женат на двоюродной сестре А.И. Герцена княжне Екатерине Федоровне Хованской. Мужская линия овстугских Вепрейских прекратилась к концу XVIII века. В списках землевладельцев 1880-х годов по Брянскому уезду уже нет ни одного Вепрейского. Только в микротопонимике села Овстуг сохранилось название части села Ипреевка, а в гербовнике герб, пожалованный им в конце XVIII века: на серебряном щите две лазоревых башни. Щит увенчан дворянским шлемом с дворянской короной и тремя перьями, среднее из которых лазоревое, а крайние - серебряные. Намет на щите - лазоревый, подбит серебром.
Память о Никите Вепрейском как о донбасском первопроходце начала возрождаться краеведами Донбасса в 1990-е годы. Их предположения были подтверждены документами Брянского архива.

Владимир АЛЕКСЕЕВ, замдиректора Брянского государственного краеведческого музея.

Комментарии (0)