Регистрация
Войти

На Брянщине количество выздоровевших впервые превысило количество заразившихся

Брянцы увидели обращение Владимира Путина в связи с Днем Победы

Губернатор Александр Богомаз возложил цветы к Вечному огню

Архив выпусков газеты
28 мая 2020, 11:50
71,0635
77,9069
12+

ПОПРАВКИ В КОНСТИТУЦИЮ: ПОДДЕРЖКА РОССИЙСКОЙ НАУКИ

22.05.2020, 11:53
В российском обществе отношение к науке и ученым всегда было несколько двояким. С одной стороны, это престиж государства и нации, основа поступательного движения вперед. С другой – это всегда было чем-то непонятным, не приносящим мгновенной отдачи, а оттого весьма спорным с точки зрения поддержки. Данная ситуация типична не только для России, но и для многих других развитых стран.

Сейчас в мировом сообществе укоренилось представление о научной сфере не столько как о галерее портретов выдающихся ученых прошлого, достижениями и открытиями которых можно и нужно гордиться, но как о важнейшей составляющей экономики. Неслучайно термин «наукоемкость» все более применим к каждому продукту, к каждой вещи, окружающей нас в повседневной действительности. И тут важным оказывается вопрос: а наука – это для чего? Для общества или для потребителей? И в ответе на него кроется понимание того, кто должен спонсировать и поддерживать ученых и их разработки: государство или коммерческий сектор.

ПОЧТИ ПОТЕРЯЛИ

Когда в 1993 году писалась Конституция, страна делала очевидный выбор в пользу капитализма, а весь социальный блок, к которому отнесли и науку, финансировался по остаточному принципу. Многие ученые тех лет с ужасом вспоминают «лихие 90-е»: многомесячные задержки мизерных зарплат, необходимость искать подработки или полностью бросать научную и преподавательскую деятельность, чтобы прокормить семьи, «утечки мозгов» за рубеж, институты, которые превращались в офисные центры, чтобы как-то свести концы с концами... Сейчас для нас это кажется диким, но такова была картина тех лет, и многие представители научного сообщества никогда не смогут о ней забыть, как и о том огромном уроне, который этот период нанес российской науке.

В 2000-х ситуация изменилась. Сказалось это и на статусе ученого. Прежде всего, у страны появились финансовые возможности вкладываться в эту отрасль. Во-вторых, пришло осознание, что в XXI веке ни одна страна не может считаться суверенной и самостоятельной, не имея собственных научных школ, собственных передовых разработок, своего конкурентоспособного высшего образования.

На протяжении двух десятков лет мы наблюдали, как подобно Фениксу отечественные гуманитарные и естественные научные учреждения восстанавливают свой статус. Это и практика мегагрантов, и приглашение ведущих специалистов из-за рубежа (включая возвращение «утекших мозгов»), и создание федеральных университетов, и ряд других шагов властей, направленных на то, чтобы слово «ученый» в России снова вызывало уважение. Доценты, профессора и академики стали получать достойные зарплаты, государство и общество стали бороться с лженаукой и различными махинациями околонаучного характера.

Понятно, что логическим закреплением этого курса является расширение и уточнение деятельности Российской Федерации по поддержке российской науки, которое хотят внести в Конституцию в рамках двух поправок.

ГОСПОДДЕРЖКА

В итоговом варианте новой редакции основного закона расширяются две статьи Конституции, касающиеся научной сферы. Согласно им от федерального правительства будет требоваться обеспечить поддержку научно-технологического развития России. Также теперь государство должно будет регулировать информационные технологии и обеспечивать безопасность при их применении.

Так, новый пункт в) статьи 114 основного закона страны гласит, что Правительство РФ «обеспечивает государственную поддержку научно-технологического развития Российской Федерации, сохранение и развитие ее научного потенциала».

Речь идет теперь не просто об абстрактном упоминании «науки», как было ранее, а именно о научно-технологическом развитии страны. То есть вектор на поступательное движение приобретает конституционный характер.

Интересно и то, что речь идет и о сохранении научного потенциала. Не секрет, что в 1960–80-е годы в стране было накоплено огромное количество наработок, технологий, исследований, многие из которых опережали свое время на десятилетия, и остаются востребованными и актуальными и по сей день. Это и авиакосмическая отрасль, и фундаментальные исследования, и ряд других. Часть из них была потеряна (перекуплена иностранными «друзьями») в лихие 90-е. Вместе с тем у отечественной науки сохраняется гигантский фундамент, который может использоваться для дальнейшего развития. И теперь Конституция обязывает правительство сохранять этот научный потенциал, развивать его.

Показательно, что первоначально идея конституционно усилить роль государства по защите науки появилась в академической среде. Президент Российской академии наук (РАН) Александр Сергеев в феврале в ходе работы над возможными поправками в основной закон предложил рабочей группе включить в проект нормы о приоритетном развитии науки. Инициатива вызвала поддержку, тем более что и в состав рабгруппы вошло немало ученых, среди них – директор Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Талия Хабриева.

«Предложение РАН о том, чтобы подчеркнуть роль науки в настоящем и будущем России, нашло очень хороший отклик. Письмо от академика Сергеева поступило к нам, и два юриста сделали текст юридических поправок», – сказала Талия Хабриева, выступая на брифинге в здании президиума РАН.

При этом обсуждался вариант внесения нормы о поддержке науки в преамбулу Конституции, но, как нам известно, эту часть основного документа в итоге было решено не подвергать изменениям.

Решено было отказаться от закрепления в основном законе статуса Академии наук. В Конституции прописывается положение органов власти, а академия – это все же общественный институт, и подобная регламентация вызвала бы недовольство у значительной части ученого сообщества.

Так, Талия Хабриева, комментируя эту идею, отмечала, что в основном законе невозможно определить «статус и положение отдельной общественной организации, даже такой уважаемой, как Академия наук». «Статус и полномочия РАН должны будут зафиксированы в разрабатываемом законе о науке», – добавила она. Но сам факт появления среди поправок пункта в) статьи 114 в научной среде вызвал безусловное одобрение.

ОБЕСПЕЧИВАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Вторая поправка вносит в Конституцию весьма актуальную для нашего все более «цифрового» общества норму. Согласно дополнению в пункт м) статьи 71 в ведении Российской Федерации оказывается «обеспечение безопасности личности, общества и государства при применении информационных технологий, обороте цифровых данных».

В том, что не только экономика, но каждая сфера жизни современного человека все более оцифровывается, ни у кого не вызывает сомнений. Обычные письма вытеснили электронные, мы общаемся в социальных сетях, переписываемся и перезваниваемся через мессенджеры. Мы выкладываем свои фото и видео в интернет часто несознательно, а просто пересылая знакомым. Мы уже привыкли оплачивать покупки онлайн, заказывать технику и одежду в интернет-магазинах, переводить деньги близким через мобильные приложения. Из всего этого формируется наш «цифровой след».

Но как установить рамки безопасности? Как защититься от вторжения в личную жизнь? Как сберечь средства и имущество? При написании Конституции в 1993 году эти вопросы не были актуальны, цифровая революции только начиналась, и о кибербезопасности, как сейчас это принято называть, задумывались лишь узкие специалисты.

Теперь все поменялось. Киберпреступления в сводках правоохранительных органов уже теснят «традиционные», мошенники изобретают новые схемы отъема денег через цифровые технологии, нечистоплотные сисадмины воруют и продают базы данных клиентов различных фирм, некоторые устраивают шантаж, заполучив пикантные видео или фото пользователей.

Поэтому становится очевидным, что без государства защитить гражданина от всех опасностей информационных технологий невозможно. И предлагаемая поправка обязывает Российскую Федерацию заниматься этим вопросом.

О необходимости на самом высоком законодательном уровне закрепить роль государства в данном вопросе не раз говорили как представители правоохранительной сферы и органов безопасности (а они в силу специфики работы раньше других осознали потенциальные угрозы), так и представители IT-индустрии. Так, генеральный директор группы технических компаний «Аспект СПб» Эдуард Москвин обратил внимание на важность отнесения к ведению государства сферы информационной безопасности.

«Государство обеспечивает безопасность личности, общества и государства при применении информационных технологий, обороте цифровых данных. И сегодня это направление поставлено в один ряд с обороной и оборонным производством», – подчеркнул он.

МОЩНЫЙ РЫЧАГ

Данные поправки, очевидно, назрели давно. Они относятся к числу тех, по которым и у представителей профессионального сообщества, и у властей есть однозначный консенсус в их необходимости.

Так, по мнению спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко, поправки в Конституцию РФ, касающиеся закрепления необходимости сохранения научного потенциала страны и обязывающие правительство оказывать поддержку ее научно-технологическому развитию, станут для ученых «мощным рычагом спроса с властей».

«Согласно предложенным поправкам в Конституцию РФ, за правительством в России закрепляется обязанность обеспечивать государственную поддержку научно-технологического развития и сохранения научного потенциала Российской Федерации. Казалось бы, ничего новаторского, но тот факт, что эта формулировка будет записана в Конституции РФ, – пусть попробует кто-нибудь ее не исполнять. У наших ученых будет мощный рычаг спроса с властей всех уровней за поддержку государством науки. Я считаю, что эта конституционная новелла должна придать новый импульс работе российских ученых на годы вперед», – сказала она.

Таким образом, поддерживая данные поправки в основной закон, граждане России поддержат развитие страны как научной державы, которая обеспечивает не только развитие научного потенциала, не только высокий статус ученых, но и гарантирует безопасность своих жителей в эпоху цифровой глобализации.

Комментарии (0)