Регистрация
Войти

Брянский театр кукол открывает 48-ой театральный сезон

Эффективной работе предпринимателей начал обучать центр «Мой бизнес»

Бизнесменам Брянска рассказали о транспортном и таможенном аспектах экспорта

Архив выпусков газеты
22 сентября 2019, 06:41
63,8487
70,5975
12+

«МАКСУ ЗАЙЛЕРУ» ВЕРНУТ ГОЛОС

15.08.2019, 20:31
В Брянске восстанавливают исторический инструмент для выставочного зала. Благодаря фортепианным мастерам обретет голос 90-летнее пианино.

Мастерская Сергея Лугового в эти дни чем-то похожа на хирургический блок. На операционном столе «ножками» кверху лежит «пациент» – старое пианино, нуждающееся в экстренной реанимации. За долгую жизнь (а инструменту немецкой фирмы «Макс Зайлер и К» почти 90 лет) механизм порядком износился и даже растерял кое-какие запчасти. Скорее всего, пианино трофейное, попало на Брянщину после Великой Отечественной войны, находилось сначала у частных лиц, затем было подарено Бежицкому Дому пионеров, верой и правдой служило людям. И наверняка еще послужит после восстановительного ремонта.

Согласитесь, не каждому, как нам с Игорем Такуновым, доведется увидеть пианино в таком «препарированном» виде – разобранном до основания, до последнего шурупа. Над «ветераном» колдует бригада спецов во главе с Вадимом Дружининым – заведующим музыкальной мастерской Московской центральной музыкальной школы при консерватории, мастером музыкально-педагогического института имени ИпполитоваИванова. Все – профессионалы с большой буквы, представители Ассоциации фортепианных мастеров. Работают бесплатно.
Предварительный осмотр и диагноз были неутешительными.
 
– Состояние инструмента сокрушительное, механика разрушена, утрачены элементы опорной конструкции, жучок повредил деревянную основу. В печальном состоянии акустический блок, – перечисляет Вадим Дружинин. – Одно время пианино хранилось в неподходящих условиях, подвергалось воздействию влажности, насекомых. Чаще всего такие экземпляры можно
встретить… на свалке.
 
Наверное, там, среди прочего хлама, закончило бы свой век и это пианино, если бы не начальник городского управления культуры Брянска Владимир Севченков. Он заинтересовался историческим инструментом и обратился к фортепианному мастеру Сергею Луговому. Тот позвал на помощь коллег-единомышленников, благо в Ассоциации фортепианных мастеров подоспело время летней практики. Подобные мероприятия проводятся с 2016 года для обмена опытом и повышения квалификации, ведь приходится иметь дело со сложными «экземплярами».
Объем работ большой, обычно «реанимационный» процесс занимает полгода. Но трудятся специалисты очень интенсивно. За 9 дней выполнили 60 процентов запланированного: переборку и чистку узлов механики, работы по корпусу, с футором, декой, клавиатурой, восстановили утраченную заглушку. Процесс этот кропотливый, к «пациенту» мастера относятся очень бережно.
 
– Если утрачены детали, ставим новые, но максимально приближенные к оригинальным. Благо, у Сергея в мастерской есть материалы того времени. Стараемся по возможности сохранить исторические узлы, даже если степень их износа большая. Законсервировать и оставить, – рассказывает Вадим.
 
В сложных случаях спецы устраивают настоящие консилиумы. К примеру, когда речь зашла о струнах. Они из редкой мягкой стали, такие сейчас не делают. Заспорили, как быть? Решили оставить. «Наша задача – сделать инструмент рабочим и сохранить его исторические достоинства», – говорит Вадим. Мастеров семеро. О каждом можно написать очерк. Николай Иванович Инин приехал с Камчатки. Он возглавляет ДШИ в селе Николаевка, за его плечами 49 года педагогической практики. Начинал в музыкальной школе во Владивостоке. Получил от директора путевку на фабрику «Приморье» в городе Артеме, выпускавшую пианино.
 
– Оттуда все, – говорит Николай Иванович. – Еще в институте было желание освоить профессию фортепианного мастера. Со временем это стало потребностью, так как инструменты в школе стареют и ветшают, а новых нет, как и профессиональных настройщиков. Пришлось взять дело в свои руки. Помогла Ассоциация фортепианных мастеров.
 
Частенько Инину приходится добираться по бездорожью до инструмента, чтобы помочь коллегам из других ДШИ.
 
В Брянск Николай Иванович заехал по пути в Брюссель. Там живет одна из его пяти дочерей. Совместил в отпуске приятное с полезным. Ведь, ремонтируя зайлеровское пианино, он столкнулся с операциями, которых еще не доводилось делать.
 
Сергей Струин – из Железногорска, что в Красноярском крае. Работал на сверхсекретном ядерном объекте. Играл в юности на клавишных инструментах в ВИА и мечтал самостоятельно разбираться во всех тонкостях их механики. В 2010-м отучился в центре подготовки и повышения квалификации фортепианных мастеров при колледже новых технологий в Москве. Вступил в Ассоциацию фортепианных мастеров и с удовольствием участвует в летней практике.
 
Александр Гетманов из Черкесска (Карачаево-Черкесия) – человек разносторонний. Успел поработать на телевидении, в сфере детского туризма. Окончил музучилище. Секреты настройки инструментов постигал у замечательного мастера Ивана Демьяновича Иванютина, опытного, знающего, здравомыслящего, который в свое время был первым директором музучилища, работал на фабрике, выпускавшем фортепиано. «Сначала было трудно, – вспоминает Александр. – У меня были примитивные представления о настройке инструментов. Думал, настроить рояль так же легко, как гитару». В профессии он уже 16 лет, но с увлечением учится у коллег. В Брянске, к примеру, колдует над «старичком», набираясь опыта...
 
Шухрат Ризаев прилетел из Узбекистана. В прошлом – научный сотрудник института зоологии, выпускник биофака Ташкентского университета. Занимался исследованиями в змеепитомнике. В 1990-х академическая наука распалась. Надо было растить детей. На помощь пришел родной дядя – настройщик. Обучил азам профессии. А потом были ассоциация, семинары, стажировки и летние практики. Доводилось ему ремонтировать такие старые инструменты, как «Дидерихс» 40-х годов XIX века с английской механикой. «Это большие гусли с приделанной клавиатурой», – шутит мастер. После завоевания Туркестанского края царские чиновники привезли с собой не только регламенты и уложения, но и пианино отечественных фабрик «Шредер», «Беккер», «Оффенбахер».
 
Когда мы пришли, в мастерской кипела работа. Одни мастера «женили» раму с корпусом. Другие восстанавливали резонансный участок. «Здесь все испорчено, инструмент играть не мог, – объясняли мне тонкости процесса. – Решили повторить историческую технологию – оставить массив, а не переклеенную балку».
 
Ассоциации фортепианных мастеров в этом году исполняется 30 лет. Ее появление было велением времени. После развала СССР состояние инструментов ухудшилось, фабрики закрылись, образовательных программ нет, профессиональных мастеров по пальцам можно было пересчитать, а обслуживанием пианино заниматься надо. А ведь инструмент этот хрупкий. Его не щадят ни время, ни сырость, ни жара, ни небрежное отношение хозяев. Дилетанты, берущиеся за настройку, могут угробить пианино, довести его «до ручки». Вот и пришлось прибегнуть к зарубежному опыту, приглашать на семинары специалистов из европейских фабрик, отправлять наших мастеров к ним на стажировку.
 
Брянску повезло – у нас есть Сергей Луговой, мастер золотые руки, окончивший БИТМ и знающий, как взяться за пианино. В буквальном смысле слова. В одиночку он перемещает на себе в грузовой «Соболь» инструмент весом в 200–250 кг! А еще разбирается в биении созвучий, квартах, квинтах, октавах, музыкальном строе, качестве колков и вирбельбанка, всего, из чего рождается мелодия. Без сомнения, и наш старенький «Макс Зайлер» вскоре обретет свой прежний нежный голос.
 
Ирина ЕГОРОВА.

Комментарии (0)

Самое
читаемое


Видео

Лучшее в
блогах