Регистрация
Войти

ТАКОЙ ХОККЕЙ НАМ НУЖЕН!

ВОДА, ДАЮЩАЯ ЗДОРОВЬЕ

ГОРОД В СТИЛЕ SMART

Архив выпусков газеты
22 октября 2020, 11:33
77,0322
91,3448
12+

ДАВАЯ ШАНС

16.10.2020, 10:30
БОМЖ... За сухой аббревиатурой, проч­но вошедшей в наш лексикон, скрываются тысячи судеб. Часто трагических, зачастую обреченных на печальную развязку. Что ис­пытываем мы, когда видим «лицо без опре­деленного места жительства»? Жалость? Неприязнь? Стыд? Желание скорее отвер­нуться и прибавить шаг? Или все-таки ду­маем помочь? У каждого свой ответ на эти вопросы. Данная статья началась с небольшой за­метки, размещенной в социальной сети, но цепляясь за человеческие истории, сплета­ясь с казенными правилами и регламентами, отталкиваясь от реальных дел людей по про­фессиональному долгу или по зову сердца, помогающим бездомным, выросла во что-то явно большее. Смысл всего материала можно свести к ответу на вопрос «Как помочь бомжу?». Надо ли вам это знать? Далеко не все ответят ут­вердительно. Среди тех, кто прочитает, боль­шинству будет просто любопытно. Но я верю, что кто-то решится и сделать добрые дела. Ведь всегда есть шанс спасти в человеке че­ловека.

ВОЛОДЯ

«Земляки, кто может помочь человеку? Пару недель как у По­чтовой, д. 126 поселился мужчи­на средних лет без определённо­го места жительства. Ведёт себя адекватно, не пьет. По слухам, отсидел, был прописан в Старо- дубе, лишился жилья и помощи. После освобождения не нашел себе нигде места.» - так начал­ся пост в группе «Подслушано Брянск» в соцсети «ВКонтакте».

К тексту была приложена и фотография. Ступеньки у заколоченных дверей с закрашенными грязно-желтой краской надпися­ми. Куча сваленной одежды, тоже грязной, за которой ну никак не распознать очертания человека. Тут же стоит пара пустых пласти­ковых бутылок из-под минераль­ной воды, маленький табурет и целлофановый пакет, висящий на ручке дверцы. А внутри всего этого, словно окуклившаяся гу­сеница, лежал Володя.

Очевидно, что автор того сооб­щения в социальной сети успел с ним поговорить. Неслучайно он подробно описал и историю чело­века, оказавшегося на ступенях: «Приехал на Камвольный с целью устроиться в Дом престарелых и инвалидов, но нужна справка, что он не прописан больше в Старо - дубе, и получить ее по месту нет средств и возможности».

А дальше следовал набор во­просов: «Может, кто знает, как ему поступить, кто-нибудь мота­ется туда по работе и захватит его или узнает, как ее взять дистан­ционно? Может, есть волонтеры или те, кто занимается помощью

в восстановлении документов и оказании прочей помощи таким людям? Должны же быть у нас организации такого плана».

Действительно, ровно такой набор мыслей-вопросов возни­кает у каждого, кто и хочет по­мочь, но как это сделать, не знает. Вот и остается лишь рассказать в соцсетях и надеяться, что най­дутся добрые и знающие люди, готовые помочь.

Впрочем, был в том тексте один момент, самый главный, возможно, именно он выделял его из многих однотипных под общим заголовком «Вот до чего может опуститься человек». Нет, тут была совсем другая ха­рактеристика: «Человек не поте­рял ещё свой облик, надежду, что можно что-то изменить».

СУПРУГИ

Может ли сам человек, ока­завшийся на улице, что-то из­менить? Навряд ли. Сам он смог дойти лишь до того состояния, что бомжевал, умел выживать. Но вот вырваться из таких об­стоятельств безумно сложно - нет знаний куда идти, нет воз­можности обращаться, быстро уходит здоровье (а улица, холод­ные ночи и жесткие ветра быстро даже богатыря превратят в раз­валину) и главное - постепенно уходит желание бороться за свой человеческий облик. Бродяжни­чество как болото засасывает че­ловека, разрывает его контакты с социумом, обрекая на компанию таких же потерявших надежду, а потом и на смерть.

Забегая вперед, скажем, что Володя как раз оказался у той самой черты - стали отказывать ноги, стоять, а не то что переме­щаться, ему было уже тяжело, так что дата первых октябрьских за­морозков могла стать и послед­ней в его жизни.

К счастью для Владимира, тот пост увидела одна супружеская пара. Он - из Стародуба, зани­мается бизнесом, она преподает в брянском вузе, родилась и вы­росла в Бежице.

Прочитали. Сорвались. Поеха­ли. Нашли.

Говорили с ним долго. Узна­ли судьбу. На улице - с месяц. Действительно вышел из тюрь­мы. Дом на Стародубщине сго­рел. Нигде места найти себе не смог. По возрасту - пенсионер. На самом деле хотел определиться в Дом престарелых и инвалидов, пока собирался ехать за справкой его ограбили: малолетки украли пенсию. И главное, он подтвер­дил, что не пьет и хочет нормаль­ной жизни.

Супруги решили спасать Во­лодю. Много или мало для этого нужно сделать? Определить его в специализированное учреж­дение для лиц, оказавшихся на улице, - Комплексный центр со­циальной адаптации для лиц без определенного места жительства и занятий г. Брянска. А многие ли из наших читателей знают, что такой в нашем городе есть и как раз помогает таким, как Воло­дя? К счастью для него, супруги знали и отвезли угасавшего человека в это небольшое обитое се­рым сайдингом здание по адресу: ул. 11 лет Октября, 1Е, в Володарском районе Брянска.

Оставим за скобками и то, как довезли Володю сюда, как его обследовал медик, как пришлось побывать в «кожвене», чтобы ос­мотреть пару болячек, а затем за­лечить их, и уже последовавшее за этим оформление в комплекс­ный центр. Главное, он в итоге оказался в нужном месте и во­время.

ЗОЯ ВЛАДИМИРОВНА

- Важно, чтобы человек пони­мал, куда он попал, что это по сути своей центр адаптации. Че­ловек должен, опираясь на нас, найти способ к существованию: восстановить документы (если утеряны), устроиться на работу или оформить пенсию по воз­расту или по инвалидности, за­висит от ситуации, но в основе всего - его решение и желание вернуться к нормальной жиз­ни, а это наблюдается не всегда, рассказывает заведующая от­делением комплексного центра Зоя Кравцова. С ней мы беседуем спустя три недели начала исто­рии с Володей. Здесь Зоя Влади­мировна работает уже 4 года.

В центре два отделения - муж­ское и женское. Всего в нем 25 койко-мест. По словам Зои Крав­цовой, в год проходит около 200 человек. Не обходится и без се­зонности. Осенняя пора, как сейчас, - традиционное время наплыва «клиентов», ведь на­чинает холодать и опытные или осведомленные обитатели улицы стремятся перебраться в тепло.

Контингент разный, в основ­ном специфичный. Судимые, освободившие из мест лишения свободы, закоренелые бродяги, жертвы мошенников. За каждым здесь своя история, впрочем, не всему можно и нужно верить.

Часто бывает такое, что че­ловек не хочет жить в общепри­нятых условиях, а действительно желает жить на улице, бродяж­ничать, попрошайничать. Такие вскорости сбегают, потом появ­ляются снова и опять убегают, не говоря ни слова, часто оставляя документы тут. Они считают, что им лучше живется в подъезде, в подвале - такой их выбор.

По опыту сотрудников, чаще всего в комплексном центре ока­зываются люди в возрасте 40-50 лет. Бывают и молодые - зача­стую выпускники детских домов, проведшие в интернатах всю со­знательную, хоть и небольшую, жизнь. Некоторые из них выхо­дят оттуда совершенно непод­готовленными и несамостоя­тельными: не могут устроиться на работу, совершают престу­пления, оказываются в тюрьме, а по выходу на свободу не зна­ют, как жить. И если молодежи проще найти работу и поверить в то, что жизнь дальше пойдет вверх, то людям более зрелого и преклонного возраста выбрать­ся с улицы куда сложнее. Поза­ди у них огромный груз проблем, разочарований, болезней, преда­тельств, которые сплетаются в тяжкие оковы, тянут человека назад - на улицу, где очень тя­жело выживать, но проще жить, не задумываясь.

Методика адаптации в ком­плексном центре как раз и на­правлена на то, чтобы задумать­ся о будущем.

Вот поступает человек. Ко­нечно, ему предоставляется койко-место, постельные при­надлежности, гигиенические средства. А дальше начинается уже скорее психологическая ра­бота. Нужно мотивировать че­ловека, чтобы он не оставался в том состоянии, в котором он жил на улице, а чтобы вылез из него, увидел путь наверх. Гово­рим им, объясняем, как прекра­сен мир, что здорово ходить на работу, самому себя обеспечи­вать, делать покупки, что тогда тебя уважают и ты сам себя ува­жаешь! Очень хочется, чтоб это удавалось в каждом случае, но, к сожалению, не все так просто, - не сдерживая эмоций, рассказы­вает Зоя Владимировна.

Для таких центров нужно на­щупать тонкую грань, чтобы, с одной стороны, постояльцу было комфортно, а с другой стороны, он не воспринял пребывание здесь за «санаторий». Необходи­мо, чтобы человек встал на ноги и

пошел по жизни вперед, а не стал приживалой. Например, здесь нет трехразового питания - постояль­цы получают раз в день паек. Это тоже стимул искать работу или уже оформляться в Дом преста­релых и инвалидов. Как пояснила Зоя Кравцова, есть ограничения и по сроку пребывания:

Проживают у нас не более трех месяцев в году. Но иногда, если того требуют обстоятель­ства, этот срок продлевается. Ну, например, если ждем оформле­ния документов или оформле­ния пенсии.

Центр готов принять лиц независимо от того, из какого региона или страны они. Если оказались в такой ситуации, что больше обращаться некуда, здесь при­мут, поддержат, помогут встать на ноги. Даже при отсутствии прописки у человека есть воз­можность устроиться (не всегда официально, правда) грузчиком, или продавцом, или разнорабо­чим. Г лавное - начать получать средства к существованию, ско­пить небольшую сумму, которая позволит начать снимать жилье.

Мы же и есть центр адапта­ции. Задача - научить человека жить в обществе, адекватно вос­принимать социальные условия и встраиваться в них. И в этом, конечно, главное - найти работу, получить возможность кормить себя. А это важно и с социальной, и с психологической точки зре­ния. Работа, съемное жилье - это этапы, шажки по возвращению в социум. Потом может и личная жизнь наладиться.

В основном есть два пути у человека попасть в такой комплекс­ный центр. Или он сам узнает о существовании учреждения и приходит, или его привозят сер­добольные граждане. Иногда в их роли оказываются и сами сотруд­ники центра.

Одного нашего ушедшего по - стояльца я нашла у магазина спу­стя год. Он стоял и просил ми­лостыню. Я его узнала. Он ушел, никому ничего не сказав, а все документы остались у нас в цен­тре. А ведь мы его искали и через полицию. А тут чисто случайно увидела дедушку с баночкой в руке, собирающего милостыню. Сколько он за день так насоби­рает? Рублей 100-150? И на эти деньги люди умудрятся выжи­вать! Конечно, я сразу стала с ним говорить, убедила вернуть­ся. В этот раз он уже понял, что возвращаться на улицу не хочет, и мы ему организовали направ­ление в интернат для пожилых в Жуковском районе, - рассказыва­ет одну из многих историй Зоя Владимировна.

В других случаях людей сюда направляют из правоохранитель­ных органов или медицинских учреждений.

- Разные случаи бывают. На­пример, один из наших постояль­цев ехал на родину, на Украину. Что там произошло на границе, непонятно, но он оказался без документов и денег и вернулся на территорию Брянской обла­сти. А до этого жил в Якутии, и восстанавливать все бумаги надо там. Представьте ситуацию! Он не может ни билет купить туда полететь, да и средств на покуп­ку нет. Благо обратился к нам, за несколько месяцев и вопрос с до­кументами решился, и на билет скопил - устроился охранником, а проживал у нас.

За годы своей работы ком­плексный центр обзавелся и дру­зьями - людьми и организациями, оказывающими помощь или пре­доставляющими пребывающим работу. Например, это управля­ющие компании: они готовы для постояльцев предложить работу дворника или уборщицы, продав­цы с рынка берут их грузчиками или помощниками. Помогает и Церковь - некоторых удается устроить в монастыри.

Другой вид помощи, который особенно необходим центру, - одежда. Лица, оказавшиеся в нем, зачастую ходят в рванье, не го­воря о санитарном состоянии та­ких «костюмов». Так что одежду тут готовы принимать от добрых жителей всегда. Самые востребо­ванные размеры - 48-54, а обувь так вообще любого размера най­дет своего нового владельца.

Признается Зоя Кравцова, что многие оказавшиеся в центре имеют серьезные проблемы с алкоголем, а иногда и с нарко­тиками. Нередко они представ­ляют угрозу и для персонала, и для других пребывающих, и для себя. В таких ситуациях зада­ча администрации распознать и предупредить угрозу, направить поступившего в соответствую­щее учреждение.

Сложная ли работа у сотруд­ников комплексного центра? Эмоционально очень. Есть ли в ней благодарность - безусловно. Самые радостные моменты, ког­да постояльцы от всего сердца говорят спасибо за то, что их спас­ли, дали шанс на новую жизнь.

АЛЕКСАНДРА СЕРГЕЕВНА

Есть устоявшееся мнение, что в таких учреждениях люди ра­ботают или несколько месяцев и сбегают, или остаются здесь до самой пенсии, а иногда и дольше - понимают, что это их призва­ние, ведь кто-то должен творить добро.

Коллектив в центре неболь­шой - 14 человек, но это именно люди, живущие своей работой, сопереживающие каждому по­павшему в учреждение.

Одна из них Александра Ав­раменко. На днях она отметила 70-летний юбилей. Из своей дол­гой трудовой жизни последние 10 лет посвятила работе в комплекс­ном центре. Здесь трудится ме­дицинской сестрой, а до этого в ее трудовой биографии были и Бежицкий роддом, и кожвенди­спансер, и госпиталь для ветера­нов войн.

Впрочем, работа медсестрой в таком адаптационном центре имеет свою специфику. Прежде всего должен быть «наметан глаз», чтобы выявлять «проблем­ных клиентов», находящихся под воздействием веществ или име­ющих проблемы с психикой. Без согласия медицинского работни­ка ни один человек не может быть принят на пребывание. Помога­ет ей и опыт работы в кожвен­диспансере. Многие люди, жи­вущие на улице, приобретают кожные заболевания: тут и вши, и разного рода кожные язвы, и еще «полный букет» болячек. Выявить, направить на лечение, посоветовать мазь или иной пре­парат - это все она может.

Но для пребывающих мед­сестра с огромным жизненным опытом, повидавшая немало по­добных «клиентов» и выслушав не одну сотню их историй, еще и психолог, человек, с которым можно поговорить по душам.

За 10 лет такой психологиче­ской практики она уже научилась подбирать то самое слово, кото­рое, как волшебный ключик, по­ворачивает внутри человека ше­стеренки души, чтобы он увидел, как живет сейчас и к чему надо стремиться.

ИРИНА

Визит в центр пришелся на разгар рабочего дня. Оттого не удивительно, что в помещении было только несколько человек преклонного возраста. Володя и его сосед по палате Юра играли в шахматы, оказалось, что прибыв­ший пару недель назад в центр Владимир неплохой игрок. Оба они сейчас ждут оформления до­кументов, чтобы устроиться на постоянное проживание в Дома престарелых и инвалидов.

Другие обитатели центра в это время - на работе. Назад вернут­ся ближе к вечеру.

Еще одним постояльцем, быв­шем на месте, оказалась женщи­на. Исхудалая фигура, по кото­рой видно - держится. В человеке с первых слов почувствовалась борьба двух противоположно­стей: боязнь открыться и желание выговориться. После пары фраз начинаем общаться, и Ирина, как она представилась, неспешно раскрывает судьбу, приведшую ее на койку в комплексный центр.

Я здесь уже третий раз по два месяца. Это за 3 года... Ра­ботала, была и квартира. Сын есть. Сейчас место регистрации в Жуковском районе в деревне в сгоревшем доме. Как так по­лучилось? А вот такие есть хи­трые люди, что мы остались без жилья...

Дальше была классическая история про «черных риелто­ров», помощь которым оказала одна из родственниц. Ирина с сыном, пока позволяли возмож­ности, снимали жилье в Брянске, но со временем это стало сложно. Так она в первый раз оказалась в комплексном центре.

Как-то искала информацию в справочнике, кто может помочь. Наткнулась, позвонила, расска­зала ситуацию. Мне сказали: «Приезжайте». Я вначале просто приняла информацию к сведе­нию, но поехала. Потом получи­лось, что за съемное жилье пла­тить уже совсем не могли. Сын поехал в Москву на заработки. А я сюда, - тихим голосом расска­зывала она.

Параллельно боролась за спра­ведливость, но безрезультатно. Сейчас подрабатывает, копит деньги. Когда собирается сумма - покидает центр, но через какое- то время снова приходится воз­вращаться.

НОВЫЙ ВОЛОДЯ

В собеседнике, сидящим на­против, тяжело узнать челове­ка, чья фотография появилась в интернете. Володя пострижен, гладко выбрит, переоделся в вы­данную здесь одежду. Но главное изменение - в глазах. На том сен­тябрьском фото, это прозрачные экраны, сквозь которые мутно си­яла безнадежность. Так смотрят те, кому смотреть уже не на что.

Сейчас в глазах появились спокойствие и уверенность: Володя знает, что документы на оформлении и через некоторое время он будет проживать в специализиро­ванном учреждении - Доме для престарелых и инвалидов. Там он уже будет на полном обеспе­чении, скитаться и мерзнуть на тех самых ступеньках больше не придется.

Это новый Володя - человек, которому судьба и люди дали шанс прожить эту часть жизни достойно. Разговариваем, Воло­дя просит возможности присесть - боль в ногах хоть и стала мень­ше, но дает о себе знать. Охотно отвечает на вопросы о прошлой жизни, до тюрьмы и последую­щих мытарств (даже пожил с цы­ганами, последний месяц обитал уже на улице):

Я до этого на улице не был. Раньше работал - ремонтиро­вал сельхозтехнику. Это раньше, когда помоложе был. В Стародубе тогда жили, с батей работал, технику чинил, картофелеко­палки те же самые. Потом взяли грузовик, работали по сельхоз­предприятиям - развозили на­воз и прочее. Женат был - жена красавица-молдаванка. Ее уж нет в живых. Сын есть, но с ним не общаемся. Он в Липецкой обла­сти, у него все хорошо, лучше, чем у меня.

Жизнь на улице не озлобила Володю, напротив, тут он, мо­жет, за многое время столкнул­ся с настоящей людской доб­ротой:

Пока жил на улице, люди сер­добольные мне помогали. Прино­сили поесть. Туда, где лежал, и приносили. Даже суп в банках.

В разговоре с Володей стано­вится ясно: сейчас у него в жиз­ни есть цель - не вернуться назад. Несколько раз по ходу разговора он подчеркивает, что не пьет и не хочет назад на ступеньки.

Да как же я могу земляка подвести, - в какой-то момент выдает Володя, говоря о людях, привезших его в центр. - Они в меня поверили, дали шанс. Спа­сибо им!

P.S. Связаться с комплексным центром можно по телефону (4832)28-36-05, электронной почте vol.bomg@mail.ru, или через сайт kca03.uszn032.ru

Комментарии (0)