Регистрация
Войти

Министр сельского хозяства РФ отметил аграрные успехи Брянщины

«МАКСУ ЗАЙЛЕРУ» ВЕРНУТ ГОЛОС

Александр Войтович проверил состояние законности в исправительной колонии расположенной в г. Брянске

Архив выпусков газеты
24 августа 2019, 12:10
65,6046
72,6243
12+

Богини и рабыни Льва Толстого: кто вдохновлял гения?

01.08.2019, 13:04
Большинство воспринимают Толстого как автора нескольких известных романов, классика русской литературы, чьи книги есть во всех магазинах России, Европы и Америки. Водка, баранки, медведи и Лев Толстой - наше все. Созданных им совершенную Анну Каренину и артистичную Наташу Ростову знают все. Кто чуть внимательнее, те запомнили некрасивую княжну Марью и идеальную мать - Долли. Может быть ещё неудачливую Соню из «Войны и мир» и сексуальную Аксинью из «Дьявола».

Откуда взялись эти женщины и какое значение имели в жизни автора?

Лев Толстой был влюблён в дочь поэта, Екатерину Федоровну Тютчеву, ее называли дома на французский манер Кити.

В родовой усадьбе Тютчевых, Овстуге, рассказывают, что она прочла в дневнике Толстого, что если она откажет, то граф посватается к дочери кремлевского врача Сонечке Берс. И мудро отказала. А в усадьбе Мураново висит портрет юной Кити Тютчевой, и - она очень хороша. Щёчки круглые, живые глаза, прекрасная осанка. Того же типа, что и дочь царского гоф-медика Софья Берс, кстати.

«Холодна, мелка, аристократична!», - в упрёк Кити, отказываясь от увлечения, пишет в дневнике Толстой (ещё бы, Кити станет фрейлиной русской императрицы!), но берет ее имя для княжны Щербацкой в бессмертном романе «Анна Каренина». И сначала жестоко наказывает героиню за тщеславие - влюблённая в графа Вронского, Кити ждёт предложения, но тот предпочитает Анну. Скомпрометированная, несчастная Кити страдает, мучается и духовно перерождается. Впоследствии выходит за Левина, в котором многие видят самого Льва Николаевича. Но в замужестве Кити Левина - уже не Катя Тютчева, которая так и не вышла замуж. В данном случае, как это бывает у авторов, несколько прототипов складываются в один.

Роман «Анна Каренина» Толстой пишет в счастливый период своего брака с Софьей Андреевной Берс, поэтому юная Кити в начале замужества это, скорее всего, Сонечка, любимая и единственная жена Льва Толстого.

Помните историю с личными дневниками, которые Левин даёт Кити - своей невесте, прочесть, и Долли говорит Анне Карениной, что слышала, что многие мужчины дают жёнам прочесть дневники их вольной молодости?

Кити в романе, как и Соня Берс в жизни, в ужасе: «Ах заберите от меня эту гадость! Зачем вы мне ее дали!», но от свадьбы не отказывается. А какой ещё реакции можно было ожидать от воспитанной девушки? «Ах, как интересно? Есть ли ещё что-нибудь почитать?»

Эта традиция у мужчин, видимо, родилась из желания покаяться перед невинной невестой, сообщить о своём сексуальном опыте и готовности начать новую чистую жизнь, перейдя к супружеской верности.

Сам Лев Толстой два года вёл активную сексуальную жизнь с молодой крестьянкой Аксиньей, испытывал к ней чувства, хотя и пытался от увлечения отказаться и все прекратить. Тем не менее, честно признавал, что в некотором роде крестьянка ему стала женой.

То есть не уходил от признания, что в сексуальном смысле она ему страшно близка, а это и есть сердце любого брака.

Аксинья родила ему сына, очень похожего на отца, которого Толстой видел и говорил с ним, но не проявил никакой особенной приязни.

Жених Толстой не только показал Соне дневники, она лично имела возможность видеть Аксинью, когда переехала - уже женой великого писателя, в Ясную Поляну. В своём дневнике она напишет, что та просто толстая баба и ничего больше. А с годами прибавит, что имей граф немного деликатности, он не называл бы всех крестьянских баб в своих произведениях Аксиньями.

Итак, Лев Толстой решился быть честным мужем и, отличаясь огромной мужской силой, принёс ее в дар своей жене. «Связь мужа с женой не основана на договоре и не на плотском соединении. В плотском соединении есть что-то страшное и кощунственное. В нем нет кощунственного только тогда, когда оно производит плод» (из дневников Льва Толстого). Любовный акт должен вести к рождению ребёнка, полагал он, а без этого половая связь - труп.

Софья Андреевна «Из первых 30 лет замужней жизни была беременна сто семнадцать месяцев, то есть десять лет, и кормила грудью больше тринадцати лет...» (из воспоминаний Ильи Львовича Толстого). При этом она вела переговоры с издателями, переписывала рукописи Толстого, и даже писала свои. Издала восемь серий его собраний сочинений.

На такой подвиг не был способен даже Геракл - он совершил их всего 12. А нежная, воспитанная при царском дворе Сонечка Берс, родила 13 детей и семерых потеряла. Однажды даже пыталась организовать выкидыш, но испугалась.

Ещё в счастливый период брака, Толстой понял, что этот тип отношений ему сложен и хотел вырваться из них. Хотя, он и пытался удержаться в рамках установленной им самим высокой морали, его преследовали мысли об уходе от жены, что он и попытался совершить незадолго до своей смерти.

О сложностях брака, попытках найти путь в жизни, о том, как великий писатель был христианином, буддистом, вегетарианцем, философом, как пытался отказаться от барской жизни и отдать права на свои произведения людям всего мира, в школе не учат.

Мы привыкли к тому, что писатели и поэты - идеальные люди, рыцарски преданные своим прекрасным дамам, несправедливо отринутые обществом и угнетаемые царской властью.

А их жены - незначительные персонажи, блиставшие красотой в обществе, а дома, витавшие как неутомимые ангелы:

 - на кухне, чтобы вовремя подать жаркое из гуся (Соня могла и сама его зажарить, когда повар уходил в запой);

- в гостиной - за вышиванием портьер (в усадьбе Мураново можете полюбоваться искусной вышивкой Эрнестины Тютчевой, покинутой мужем на 14 лет его романа с другой).

Как они все это делали, беременные, кормящие, стареющие, не имеющие даже права отправиться в другой город без позволения мужа?

Известно, что когда мать Софьи Андреевны умирала в Ялте, граф выписал ей разрешение на поездку. Что он «разрешает ей «в течении сего 1886 года проживание во всех городах и местностях Российской империи». Годовая виза. А мог и не разрешить.

Богини и рабыни. Их слезами полита дорога к бессмертию авторов гениальных произведений русской культуры.

Об этом и многом другом книга Павла Басинского «Бегство из рая».

А что ещё интересно прочесть? Думаю, «Моя жизнь» Софьи Толстой и ее же повесть «Чья вина?» -  ответ на «Крейцерову сонату», которую она восприняла как оскорбление.

Гениальные произведения часто требуют огромных личных вкладов и жертв со стороны близких и любящих. Льву Толстому с этим повезло.

Анастасия Розанова,

специально для Брянского рабочего от первого брянского литературного канала «Поместье медиа»

Заинтересовала статья? Читайте другие материалы на Яндекс Дзен - https://zen.yandex.ru/id/5c81053166134c00b3f54fac, и смотрите видео на канале YouTube - https://www.youtube.com/channel/UC5IWkQHoSwwurbFQIeU8neg/

Комментарии (0)